Гилберт Кит Честертон Цитаты.
Гилберт Честертон Афоризмы Высказывания.


• Актеры, не умеющие играть, верят в себя; и банкроты.
• Английский радикализм всегда был скорее позой, нежели убеждением, — будь он убеждением, он мог бы одержать победу.
• Архитектура — это азбука гигантов.
• Бедные бунтовали иногда и только против плохой власти; богатые — всегда и против любой.
• Библия велит нам любить наших ближних, а также — наших врагов; вероятно, потому, что по большей части это одни и те же люди.
• Благородные люди позвоночные: мягкость у них сверху, твердость — глубоко внутри. А нынешние трусы — моллюски: твердость у них снаружи, внутри мягко.
• Благотворительность — способность защитить то, что незащитимо.

 

• В великих битвах нередко побеждают побежденные. Те, кого побеждали к концу боя, торжествовали в конце дела.
• В великом произведении всегда содержится простейшая истина в расчете на простейшее прочтение.
• В девяти случаях из десяти любовника жены больше всех ненавидит сама жена.
• В женщине больше непосредственной, сиюминутной силы, которая зовется предприимчивостью; в мужчине больше подспудной прибереженной силы, которая зовется ленью…
• В любви заимодавец разделяет радость должника… Мы не настолько щедры, чтобы быть аскетами.
• В упоении победой забываются ошибки и возникают крайности.
• Вор чтит собственность. Он хочет ее присвоить, чтобы чтить еще больше.
• Воспитание детей всецело зависит от отношения к ним взрослых, а не от отношения взрослых к проблемам воспитания.
• Все люди, которые действительно верят в себя, сидят в сумасшедшем доме.
• Все человеческие беды происходят от того, что мы наслаждаемся тем, чем следует пользоваться, и пользуемся тем, чем следует наслаждаться.
• Вся разница между созданием и творением сводится к следующему: создание можно полюбить лишь уже созданным, а творение любят еще несотворенным.
• Газета, выходя чрезвычайно быстро, интересна даже своими просчетами; энциклопедия же, выходя чрезвычайно медленно, не интересна даже своими открытиями.
• Газеты не просто сообщают новости, но и всё подают в виде новостей.
• Главный грех журналистики в том, что в своих статьях газетчик выставляет в ложном свете себя самого.
• Гораздо естественнее ведет себя тот человек, который машинально ест икру, чем тот, кто принципиально не ест виноград.
• Дело не в том, что они не способны увидеть решение. Дело в том, что они не могут увидеть проблему.
• Демократия означает правление необразованных, аристократия — правление плохо образованных.
• Демократы ратуют за равноправие при рождении. Традиция выступает за равноправие после смерти.
• Для детской натуры пессимиста каждая смена моды — конец света.
• Для поэта радость жизни — причина веры, для святого — ее плод.
• Для угнетенных хуже всего те девять дней из десяти, когда их не угнетают.
• Для человека страсти любовь и мир — загадка, для человека чувствительного — старая как мир истина.
Друзья тебя любят, каким ты есть; жена тебя любит и хочет сделать из тебя другого человека.
• Единственный шанс остаться в живых — не держаться за жизнь.
• Если бы мы назвали капусту кактусом, мы сразу бы заметили в ней немало занятного.
• Если вам говорят, что какой то предмет слишком мал или слишком велик, слишком красен или слишком зелен, чересчур плох в одном смысле и так же плох в противоположном, знайте: нет ничего лучше этого предмета!
• Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что то не так.
• Если вы не поняли человека, вы не имеете права осуждать его, а если поняли, то, вполне возможно, не пожелаете этого делать.
• Если женщина станет товарищем, вполне возможно, что ей по товарищески дадут коленкой под зад.
• Если что либо действительно стоит делать, стоит делать это и плохо.
• Есть только три вещи на свете, которых женщины не понимают: это Свобода, Равенство и Братство.

 

Жизнь слишком хороша, чтобы ею наслаждаться.
• Журналистика — это когда сообщают: “Лорд Джон умер”, — людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.
• Заниматься политикой — все равно что сморкаться или писать невесте. Это надо делать самому, даже если не умеешь.
Зло подкрадывается, как болезнь. Добро прибегает запыхавшись, как врач.
• Из чистого человеколюбия и возненавидеть недолго.
• Издеваясь над ограниченностью, мы сами подвергаемся серьезной опасности сделаться ограниченными.
• Именно потому идеал необходим человеку, что человек без идеалов находится в постоянной опасности фанатизма.
• Интеллектуалы делятся на две категории: одни поклоняются интеллекту, другие им пользуются.
• Искусство — это всегда ограничение. Смысл всякой картины в ее рамке.
• Каждый политик является многообещающим политиком.
• Каждый рассуждает об общественном мнении и действует от имени общественного мнения, то есть от имени мнения всех минус его собственное.
• Каждый хочет, чтобы его информировали честно, беспристрастно, правдиво — и в полном соответствии с его взглядами.
• Классиком мы называем писателя, которого можно хвалить не читая.
• Когда человечество уже не производит на свет счастливых людей, оно начинает производить оптимистов.
• Критики пренебрегают мудрым советом не бросаться камнями, если живешь в оранжерее.
• Круглых дураков тянет к интеллекту, как кошек к огню.
• Легкомыслие нашего общества проявляется в том, что оно давно разучилось над собой смеяться.
• Любая мода — форма безумия. Христианство потому и немодно, что оно здраво.
Любовь не ослепляет, куда там! — любовь связывает, и чем крепче ты связан, тем яснее видишь.
Любовь, по природе своей, сама связывает себя, а институт брака лишь оказал рядовому человеку услугу, поймав его на слове.
Люди, сентиментальные всякий день и час, — самые опасные враги общества. Иметь с ними дело — все равно что ранним утром лицезреть бесконечную череду поэтических закатов.
• Материалисты и сумасшедшие не знают сомнений.
• Меня всегда до глубины души поражает странное свойство моих соотечественников: неоправданная самонадеянность в сочетании с еще более неоправданной скромностью.
• Многие детективные романы не удаются именно потому, что преступник ничем не обязан сюжету, кроме необходимости совершить преступление.
• Многие из тех, кто способен сочинить эпическую поэму, не способны написать эпиграмму.
• Много говорят смиренные; гордые слишком следят за собой.
• Молчание — невыносимая реплика.
Музыка во время обеда — это оскорбление и для повара, и для скрипача.
• Мы сами заводим друзей, сами создаем врагов, и лишь наши соседи — от Бога.
• Мы так погрязли в болезненных предубеждениях, так уважаем безумие, что здравомыслящий человек пугает нас, как помешанный.
• Мы шутим по поводу смертного ложа, но не у смертного ложа. Жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно — нельзя.

 

• На каждом историческом этапе начало конца имело видимость реформ.
• На свете нет слов, способных выразить разницу между одиночеством и дружбой.
• На свете нет такого понятия, как неинтересная тема. Зато есть такое понятие, как безразличный человек.
• Надежда — это способность надеяться в безнадежном положении.
• Надменное извинение — еще одно оскорбление.
• Насилие над человеком — это не насилие, а мятеж, ибо каждый человек — король.
• Нелепость признак достоинства.
• Нет на свете человека, который мог бы прожить, ни разу не погрузившись в фантазии, ни разу не отдавшись воображению, романтике жизни, ибо в мечтаниях он обретает тот приют, в котором ум его найдет отдохновение.
• Нетрудно понять, почему легенда заслужила большее уважение, чем история. Легенду творит вся деревня — книгу пишет одинокий сумасшедший.
• Никогда не ломайте забор, не узнав, зачем его поставили.
• Нужно научиться быть счастливым в минуты отдохновения, когда помнишь о том, что ты жив, а не в минуты бурной жизнедеятельности, когда об этом забываешь.
• О безумце можно сказать все, что угодно, кроме того, что действия его беспричинны. Наоборот, сумасшедший во всем усматривает причину.
• О вкусах не спорят: из за вкусов бранятся, скандалят и ругаются.
• О самом сокровенном рассказывают только совершенно чужим людям.
• Обычное мнение о безумии обманчиво: человек теряет вовсе не логику; он теряет все, кроме логики.
• Они (современные философы) подчиняют добро целесообразности, хотя всякое добро есть цель, а всякая целесообразность — это не более чем средство для достижения этой цели.
• От глаз к сердцу проложена дорога, которая не проходит через интеллект.
• Отбросив тщеславие и ложную скромность (каковую здоровые люди всегда используют в качестве шутки), должен со всей откровенностью сказать: мой вклад в литературу сводится к тому, что я переврал несколько очень недурных идей своего времени.
• Парадокс напоминает о забытой истине.
• Парадокс храбрости заключается в том, что следует не слишком заботиться о своей жизни даже для того, чтобы спасти ее.
• Парадокс храбрости состоит в том, что человек должен пренебречь своей жизнью, чтобы сохранить ее.
• Пей, когда ты счастлив, и ни в коем случае не пей, когда ты несчастлив.
• Первая из самых демократических доктрин заключается в том, что все люди интересны.
• По настоящему мы вспоминаем лишь то, что забыли.
• По настоящему трусливы только те мужчины, которые не боятся женщин.
• Прежде “компромисс” означал, что полбуханки хлеба лучше, чем ничего. У нынешних политиков “компромисс” означает, что полбуханки лучше, чем целая буханка.
• Простые люди всегда будут сентиментальны — сентиментален тот, кто не скрывает свои сокровенные чувства, кто не пытается изобрести новый способ их выражения.
• Пуританин стремится постичь истину; католик довольствуется тем, что она существует.
• Путешествия развивают ум, если, конечно, он у вас есть.

 

• Раз человек учится играть в свое удовольствие, почему бы ему не научиться думать в свое удовольствие?
• Растущая потребность в сильном человеке — неопровержимый признак слабости.
Речь нуждается в захватывающем начале и убедительной концовке. Задачей хорошего оратора является максимальное сближение этих двух вещей.
• Роман, в котором нет смертей, кажется мне романом, в котором нет жизни.
• Серьезные сомнения чаще всего вызываются ничтожными мелочами.
• Сила всякого художника — в умении контролировать, укрощать свою несдержанность.
• Скорость, как известно, познается в сравнении: когда два поезда движутся с одинаковой скоростью, кажется, что оба стоят на месте. Точно так же и общество: оно стоит на месте, если все члены его носятся как заведенные.
• Следовать традиции значит отдавать свои голоса самой загадочной партии — партии наших предков.
• Слушать музыку во время еды — обида для повара и для скрипача.
• Современному миру не суждено увидеть будущее, если мы не поймем: вместо того, чтобы стремиться ко всему незаурядному и захватывающему, разумнее обратиться к тому, что принято считать скучным.
• Современный критик рассуждает примерно так: “Разумеется, мне не нравится зеленый сыр. Зато я очень люблю бежевое шерри”.
• Спешка плоха уже тем, что отнимает очень много времени.
• Страдание своим страхом и безысходностью властно влечет к себе молодого и неискушенного художника подобно тому, как школьник изрисовывает тетради чертями, скелетами и виселицами.
• Стремление к свободной любви равносильно желанию стать женатым холостяком или белым негром.
• Сумасшедший — человек, который лишился всего, кроме разума.
• Существует большая разница между человеком, который хочет прочесть книгу, и человеком, которому нужна книга, чтобы почитать.
• Терпимость — добродетель людей без убеждений.
• То, что мы называем “прогрессом”, — это лишь сравнительная степень того, от чего не существует превосходной.
• Только та религия хороша, над которой можно подшучивать.
• Только тот, кто ничего не смыслит в машинах, попытается ехать без бензина; только тот, кто ничего не смыслит в разуме, попытается размышлять без твердой, неоспоримой основы.
• Тот, кто хочет всего, не хочет ничего.
• Убийца убивает человека, самоубийца — человечество.
• Установить непреложную истину в споре тем проще, что ее не существует в природе.
• Факт — это то, чем человек обязан миру, тогда как фантазия, вымысел — это то, чем мир обязан человеку.
• Фанатик — тот, кто воспринимает всерьёз собственное мнение.
• Хороший роман говорит правду о своем герое, плохой — о своем авторе.
• Хотя я вовсе не считаю, что мы должны есть говядину без горчицы, я совершенно убежден, что в наши дни существует куда более серьезная опасность: желание съесть горчицу без говядины.
• Храбрость: сильнейшее желание жить, принявшее форму готовности умереть.
• Христианский идеал — это не то, к чему стремились и чего не достигли; это то, к чему никогда не стремятся и чего достичь необыкновенно сложно.
• Цинизм сродни сентиментальности в том смысле, что цинический ум столь же чувствителен, сколь и сентиментален.
• Часто бывает, что плохие люди руководствуются хорошими побуждениями, но еще чаще, наоборот, хорошие люди — плохими побуждениями.
Человек может претендовать на ум, но претендовать на остроумие он не может.
• Человечество — это не табун лошадей, которых мы должны накормить, а клуб, в который мы должны записаться.
Честность не бывает респектабельной — респектабельно лицемерие. Честность же всегда смеется, ведь все, нас окружающее, смешно.
• Честный бедняк может иногда забыть о своей бедности. Честный богач никогда не забывает о своем богатстве.
• Чудачества удивляют только обычных людей, но не чудаков. Вот почему у обычных людей так много приключений, в то время как чудаки все время жалуются на скуку.
Юмор с трудом поддается определению, ведь только отсутствием чувства юмора можно объяснить попытки определить его.
• Я питаю слабость к филистерам. Они часто бывают правы, хотя не могут объяснить почему.
• Я пришел к выводу, что оптимист считает хорошим все, кроме пессимиста, а пессимист считает плохим все, кроме себя самого.
• Я хочу любить ближнего не потому, что он — я, а именно потому, что он — не я. Я хочу любить мир не как зеркало, в котором мне нравится мое отражение, а как женщину, потому что она совсем другая.